Васисуалий Лоханкин и его роль в четвертой промышленной революции

446873

У И.Ильфа и Е.Петрова в романе «Золотой теленок» есть замечательный персонаж – Васисуалий Лоханкин: «Васисуалий никогда и нигде не служил. Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции. Любимыми темами для его продолжительных дум были «Лоханкин и трагедия русского либерализма», «Лоханкин и его роль в русской революции». После ухода жены Варвары к инженеру Птибурдукову, Лоханкин жил исключительно на гранты ренту — сдавал внаем освободившуюся комнату гражданину О. Бендеру.

«Россия глобально и стратегически уже пропустила четвертую промышленную революцию, и всячески гнобит своих граждан, пытающихся догнать поезд и прыгнуть в последний вагон». Этот комментарий на предшествующую статью напомнил мне про Васисуалия.

Когда категорично-негативные мнения о будущем в стиле «Все пропало!» высказывают современные духовные наследники Лоханкина, то с ними все понятно. В романе герой не дошел в гимназии даже до изучения физики Краевича – его вытурили за неуспеваемость. Но «поезд ушел» написал совсем другой человек, получивший хорошее образование, и не понаслышке знакомый с биотехом – одной из ключевых отраслей в грядущей революции.

На мой взгляд, поезд не ушел, и у российских компаний еще есть шанс занять в нем достойные места – возможно, и в вагоне первого класса. Попробую аргументировать свою точку зрения, используя упомянутый в предшествующей статье доклад банка UBS

Авторы доклада выделили несколько групп критериев, которые они считают важными для способности стран адаптироваться к четвертой промышленной революции. По сути, это PESTEL-анализ:

  1. Наличие капитала для замещения труда. Предыдущие революции «замещали трудом капитал», теперь все будет наоборот. Труд живых работников должен быть замещен средствами автоматизации, что потребует серьезных вложений капитала.
  2. Высокая квалификация работников. Именно высококвалифицированный персонал способен легче адаптироваться к реалиям новой технологической революции.
  3. Обучение дает адаптивные навыки, а не просто тренирует на определенную роль в бизнес-процессах.
  4. Подходящая инфраструктура. Это не просто дороги и мосты, это та часть инфраструктуры, которая может быть эффективно задействована в новых условиях (например, дороги, пригодные для беспилотных грузовиков).
  5. Надежность и гибкость правовой системы. Поскольку основные вложения будут идти в интеллектуальную, а не в материальную собственность, правовая система страны должна надежно защищать эти вложения.

Далее авторы взяли данные рейтингов стран из предшествующих тематических докладов для форумов в Давосе, и вуаля – Россия вместе с Таиландом открывает последнюю треть рейтинга страновой конкурентоспособности. Впору залечь на диван, и начать рассуждать о «Лоханкине и трагедии русского либерализма». Но так ли все плохо?

Начнем с последнего критерия – правовой защиты интеллектуальной собственности. Можете себе представить, что думают о нас швейцарские банкиры. Хуже России по этому критерию только Аргентина, лучше даже Мексика и Колумбия. Украины в рейтинге нет, а то бы потягались.

Рискну предположить – авторы рейтинга вообще не понимают, что такое Open License и совместное использование кода. И как именно эта модель правоотношений обеспечивает ускоренное развитие в ИТ-отрасли. И наоборот, почему развитая система патентной защиты (унаследованная от третьей индустриальной революции) тормозит развитие таких отраслей, как автомобильная или аэрокосмическая. Я склонен этот, милый сердцу инвесторов критерий просто вычеркнуть из определяющих будущую конкурентоспособность страны.

Теперь про «гнобит». Если посмотреть историю предшествующих промышленных революций, то на второй фазе революции всегда начиналось мощное сопротивление влиятельных групп людей, с использованием аппарата государства. Это естественно, технологии меняли источники богатства и власти. События с Uber в Париже и Москве – это только первый звоночек, дальнейшие конфликты неизбежны.

Вероятно, поэтому в PESTEL-анализе от банка UBS готовность государства помочь развиться новым технологиям как отдельный фактор просто не рассматривается. Роль государства в инфраструктуре и образовании – да, важно, а про прямую государственную поддержку или сопротивление инновациям речь не идет.

Наличие капитала для замены труда. Российский свободный капитал существует, просто он в большой части выведен из страны. Причины вывода капитала и условия его возвращения – общеизвестны. По этому критерию в России не слишком хорошо, но и не очень плохо. Здесь я заодно с авторами рейтинга (50 место из 149).

Пригодность инфраструктуры. Оценка России по этому критерию в докладе UBS – в середине рейтинга (47 из 100). Да, про наши дороги мы все знаем. Но ключевая часть необходимой для четвертой промышленной революции инфраструктуры – это телекоммуникации, особенно мобильные. Как человек, проработавший в телекоммуникациях 10 лет, готов утверждать: российская телекоммуникационная инфраструктура — одна из самых современных в мире (кстати, как и Китайская). Во многих странах Европы телекоммуникации хуже, больше доля устаревших технологий. Не верите? Вспомните свой опыт пользования мобильным интернетом за границей.

И вот теперь о главном – о людях. Само по себе наличие высокой квалификации специалистов в условиях революционных условиях смены профессиональных требований может быть и возможностью, и угрозой (пример – очень разные судьбы инженеров и ученых в России 90х годов). Все зависит от третьего критерия – способности системы образования давать адаптивные навыки (в рейтинге Россия 68 из 116). Я категорически не согласен с этой оценкой авторов рейтинга. Я считаю, что у России (пока еще) сохраняются специфические преимущества перед США и многими странами ЕС.

Когда я работал в международной телекоммуникационной корпорации с британскими и американскими специалистами, они поражались способности наших инженеров очень быстро осваивать новую технику. «Под пиво» мы обсуждали причины этого факта, и сходились в одном – все дело в советской системе высшего инженерного образования. Ни один из знакомых мне зарубежных инженеров не изучал в институте такое количество фундаментальных дисциплин. Нам приходилось сдавать просто безумное количество разнообразной математики – но в результате адаптивность советских инженеров была высочайшая. Конечно, с тех пор реформаторы российской системы образования сильно постарались, но фундаментальность как основа высшего технического образования (пока еще) осталась.

Вторым важным преимуществом России в четвертой технологической революции являются сохранившиеся (опять же с Советских времен) научно-преподавательские школы по многим ключевым направлениям. Советская космическая программа исследования небесных тел беспилотными аппаратами создала российскую школу робототехники («Луноход» — это практически робот). Школа матлингвистики лежит в основе успехов таких компаний, как «Яндекс». Отечественная школа подготовки программистов также признана и востребована в мире. (Я живу рядом с общежитием ИТМО, и вижу футбольные матчи российских студентов — программистов против китайских)  В биотехе есть тоже сильные школы.

Научная школа создается десятилетиями, просто «импортировать» ключевых ученых для создания школы недостаточно. Но в этой инерции есть и оборотная сторона – школу трудно быстро разрушить. Даже при отъезде наиболее талантливых представителей школы за рубеж, и выходе на пенсию ее основателей, «середнячки» годами продолжают воспитывать молодые кадры. Из которых (при благоприятном сочетании внешних условий) что-то может получиться.

Так что не слушайте Васисуалия Лоханкина! Оставьте его предаваться думам на любимые им темы (теперь он это делает не на диване, а в фейсбуке). В России еще существуют предпосылки для адаптации страны к новым правилам игры – четвертой промышленной революции. Я лично верю в инженера Птибурдукова.

Как технологии четвертой промышленной революции влияют на менеджмент уже сегодня? Эта тема будет затронута на моём предстоящем вечернем классе Vera Via.

 Дмитрий Привольнев

Эксперт Vera Via

Привольнев Д.А

 

 

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика