Три барьера

Три барьера

Почему по Невскому и Садовой не поедут автомобили без водителя.

Компания «Вольво» приняла решение делать автономные автомобили не отличающимися от обычных, чтобы не давать водителям стимула лихачить и обгонять автомобили с автономным управлением…

Financial Times, 31 октября 2016

У моего папы в юности была книга «Повесть об автомобиле». Издательство, кажется, Детгиз, 1958 год. Увы, до моей сегодняшней библиотеки она не дожила, но я ее очень живо помню. На обложке были три авто: паровая телега Кюньо, относительно современный автору седан (21-я «Волга», наверное) и образчик советской футурологии: ТС с прозрачной крышей, где не было водителя. Пассажиры, просвечивающие сквозь стеклянный колпак, играли в шахматы и читали газеты. А на днях в каком-то издании для богатых (Robb Report?) я увидел вполне современную рекламу чего-то, имеющего отношения к автомобилю без водителя. У креативщиков-футурологов 2016 года тоже фигурировала прозрачная крыша, и сидящий на заднем диване плейбой читал газету. Бумажную газету, друзья мои. И куда смотрел их креативный директор? Позор!

А может, не зря этот медийный атавизм пережил распад СССР и две Иракских войны, и по сию пору напоминает нам о чем-то важном? Меня, во всяком случае, он заставил задуматься о перспективах этих самых АБВ (см. список сокращений ниже). Ибо технически они уже давно готовы к употреблению. Если разобраться, в АБВ не предполагается никакого ИИ, многие из них софт- и хардверно проще иных станков с числовым программным управлением. Однако ни завтра, ни, похоже, через пять лет АБВ со 198-м номером региона не пересечет Невский по Садовой… Да и в Калифорнии не спешат перейти от тестовой эксплуатации хотя бы к бета-версии. Почему? Я вижу тут три барьера. И, соответственно, три возраста технологии, в которых она должна отстояться.

Первый порог был прекрасно описан в журнале «Шпигель» в прошлом году. Этот барьер — правовой, но прежде всего — этический. Если сегодня водитель, спасая выскочившего на дорогу зайца, врезается в чужое авто, возможно, даже с летальным исходом, суд ему судья. Ответственность дееспособного человека прописана детально и многократно. А ответственность машины? Пример «Шпигеля» очень прост: на дорогу выбежал ребенок, и, чтобы его не задавить, надо врезаться в стену. Человек за рулем может как спасти чужую жизнь ценой своей, так и наоборот. Но в машину этические нормы не заложишь, хоть лопни. Поэтому ждем развития новой отрасли права. А что делать?

Второй возраст, проживаемый в ожидании осадка на дне бутылки — в более привычных нам координатах нормальных распределений и твердых валют. Речь идет о финансовой ответственности. Представьте себе: авто подверглось кибератаке. Легко, правда? Или заглох мотор (ДВС по-прежнему рулит, не забываем). Или неточность GPS ударила АБВ в стену ТРЦ. И так далее. Вопросы: как распределить ответственность по многоуровневой системе компонентных производств (свеча? блок управления зажиганием? двигатель в сборе?), и, главное, как и кому вменить размер долларового риска, без определения которого современное авто поедет с меньшей вероятностью, чем без топлива?

Дальше всего в преодолении второго порога на пути к бесшоферному счастью прошли в стране Восходящего солнца. Прорыв совершает японская страховая индустрия. Рождается новая теория и практика определения, квантификации, разделения и, собственно, страхования рисков. В новой модели, скорее всего, страховать авто будет не владелец, а производитель. Что логично — владелец, не контролируя основную функцию своего кабриолета, и сам-то кабриолет не контролирует. Значит, возможно, и сама модель владения отомрет — расширив ареал лизинга, аренды, кар-шеринга или, как мечтал один из создателей российского ё-Мобиля, прямого владения капиталом производителя. Но тут, несмотря на все японские ухищрения, мы налетаем на третью каменную гряду.

Третий барьер называется — ну, допустим, BMW. iDrive. Я — сам, то есть. С бульдожьей ухмылкой Джереми Кларксона включаю своему «Бугатти» ручной режим КПП, и вгоняю это баклажанное чудо в вираж, ловко орудуя подрулевыми лепестками… Вдыхая запах пропитанной собственным потом телячьей кожи… безошибочно ловя апекс поворота… Узнали себя? И ведь вы прекрасно знаете, что у вас не «Бугатти», а, скажем, «Мазда». Но все равно, да? Ведь в каком-то смысле мы видим регресс: возврат к 19-му столетию, когда седок, за редкими исключениями, повозкой не правил — на то был кучер. И этот «регресс» в сознании четырех-пяти поколений не столько автовладельцев, сколько автоводителей, похоже, оказывается еще большим препятствием на пути великого прпоекта АБВ. И даже если вы — представительница прекрасного пола, вы, скорее всего, согласитесь, что постепенный вывод из оборота атрибутов маскулинности (шпага, конь, револьвер, теперь вот автомобиль) делает мир несколько беднее. Никто за вас не обнажит рапиру, не встанет к платку… Эдак мы, неровен час, и первичных признаков лишимся, започкуемся дружно, как райские кущи.

Не започкуемся? Да, пожалуй, это более отдаленная перспектива, чем АБВ. И тем не менее третий порог, возможно, самый трудный. Правовые решения найдут. Финансовую механику японцы, считай, разработали. А вот наши буйные головы кто модернизировать будет — особенно, когда в конце пути маячит-таки почкование? Человек ведь, как сказал Протагор, есть… но это вы уже выучили. На том прощаюсь.

Борис Порецкий

Эксперт Vera Via

Boris Poretskiy Vera Via

Список сокращений:

АБВ — автомобиль без водителя

ДВС — двигатель внутреннего сгорания

КПП — коробка переключения передач

ИИ — искусственный интеллект

CCCР — Союз Советских Социалистических Республик

ТРЦ — торгово-развлекательный центр

ЧПУ — /станок с/ числовым программным управлением

BMW – Bayerische Motor Werke

GPS – Global Positioning System

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика