Старый мир против Барбулеску и здравого смысла

nachalnik_

Затронутая в предшествующем посте («Работа – не армия») тема запрета пользования соцсетями на работе получила неожиданное продолжение:

МОСКВА, 19 января. /ТАСС/. Общественная палата (ОП) России выступает с инициативой запрета общения в соцсетях и использования в личных целях средств коммуникации в течение рабочего дня.

В мотивировочной части письма председатель комиссии ОП России по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Владимир Слепак ссылается на решение Европейского суда по правам человека по делу «Барбулеску против Румынии». Дело оказалось в оригинале очень интересное, с него и начнем.

В далеком 2004 году 25-летний румынский инженер Барбулеску устроился в отдел продаж одной частной компании. (Название компании в материалах суда не раскрывается, найти его в Интернете тоже не удалось – что уже интересно!) По инициативе работодателя для оперативной связи с клиентами на его служебный компьютер установили Yahoo Messenger. Для тех, кто не застал эту программу – это такой аналог «аськи» времен настольных компьютеров. Был популярен в США.

В правилах внутреннего распорядка компании был совершенно стандартный пункт (посмотрите, в правилах Вашей компании он наверняка тоже есть):

«Работникам строго запрещается нарушать правила внутреннего распорядка и дисциплину в помещениях компании, включая использование компьютеров, копиров, телефонов, факсов и телексов для личных целей»

В 2004 году факсы еще были в ходу, а вот телексы можно было увидеть только в музее связи. Очень похоже на крупную международную компанию, в которых внутренние правила корректируют редко. Наверное, поэтому и ссылки на компанию-работодателя тщательно удалены.

Ровно через три года Богдана Барбулеску уволили. За месяц до этого его предупредили, что он использует Интернет в личных целях на рабочем месте. Богдан «ушел в несознанку» — мол, ничего личного, все только по работе. В ответ ему выдали распечатку его переписки в месенджере с невестой и братом, включая несколько сообщений невесте с личного адреса. И все – свободен Богдан, до свидания. Официальной причиной увольнения являлось нарушение сотрудником внутренних правил компании.

И вот тут Барбулеску полез в бутылку (подозреваю, что по подсказке адвоката). «Вы не имели права читать мои сообщения! Вы нарушили Уголовный кодекс и мое конституционное право на неприкосновенность переписки!» И пошел опротестовывать увольнение в суде. Сначала в районном суде Бухареста (проиграл), в аппеляционном суде (опять проиграл), и за полтора года лет дошел до Европейского суда по правам человека. Где всего за восемь лет ((!), 12 января нынешнего, 2016 года, суд подтвердил правоту работодателя. В ходе судебного разбирательства даже не оспаривалось право работодателя ограничивать личное использование «телексов и факсов», проверялось только – не нарушено ли право на частную жизнь. Не нарушено, сам неправильно использовал данные ему для работы инструменты.

И вот, ссылаясь на решение ЕСПЧ по делу Барбулеску, председатель комиссии Общественной палаты Владимир Слепак 19 января выступает с инициативой законодательно запретить «использование в рабочее время технических средств и средств коммуникации, предоставленных работодателем, в личных целях». С замечательной преамбулой:

В нашей стране понятие трудовой дисциплины воспринимается весьма условно, и всем известны ситуации демонстрационного постоянного частного общения работников в чатах или увлеченного активного участия в компьютерных играх, что является очевидным нарушением трудовых отношений.
(Цитирую по материалу ТАСС, на сайте Общественной палаты этого письма почему-то нет)

То есть у нас как всегда бардак. В Евросоюзе пользующих в личных целях компьютеры работодателей Барбулесков можно и нужно увольнять, а у нас — почему-то не положено. Даешь евроценности!

Давайте угадаем воинское звание автора законодательной инициативы. Правильно – полковник. 20 лет в МВД плюс 15 лет в администрации города Москвы с сохранением в кадрах МВД (первый раз про такое слышу, но оказывается, бывает!) Он регулярно выступает в Общественной палате с полезными предложениями в защиту потребителей и против коррупции. Но отношение к работающим у него чисто армейское (смотрите «Работа – не армия»). Работать надо на работе, а не демонстративно в чатах сидеть или в игрушки играть (миллионы чиновников, привычно раскладывающих в этот момент пасьянс «Косынка», дружно икнули).

Итак, разберем инициативу уважаемого коллеги, Владимира Слепака с позиций здравого смысла.

Запрет на использование корпоративной связи в личных целях возник тогда, когда связь стоила очень дорого (как Вам МИНУТА пользования Интернетом за $1,5? А ведь так было в начале 90х). В конце ХХ века цены на связь существенно упали. Прямой ущерб, нанесенный Барбулеску своей компании, по тарифам 2004 года вряд ли превысил несколько центов. Так что дело не в затратах работодателя, дело в другом.

Очень многие руководители считают, что нанимая сотрудника на работу, они тем самым покупают полное право контролировать ВСЕ его действия в рабочее время. Мне такая позиция кажется

  1. Нереалистичной
  2. Контрпродуктивной

Нереалистичной – потому что запрет на личные дела в рабочее время нарушают все. Абсолютно все, кроме физически не имеющих такой возможности (например, рабочих на конвейере). Не верите – посмотрите историю своих звонков за последние дни. Сколько из них явно не рабочие, но произошли в формально рабочее время? Так что дело не в личных делах, а в том, не мешают ли они работе.

Контрпродуктивной – потому что ложь, идущая сверху,  демотивирует работников. Запрет, который никто не соблюдает, но все делают вид, что ему подчиняются – это лицемерие. А уж по части использования ресурсов  компании в личных целях, чемпионы – это топ-менеджеры. Персональный шофер – это почти всегда персональный слуга, исполняющий множество личных поручений. И персональный ассистент помогает шефу не только в рабочих, но и в личных делах.

Я предлагаю перестать врать, и создать новые правила внутреннего распорядка компаний. Вот мои основные тезисы:

  1. В 21 веке разделить личное и рабочее время очень трудно, почти невозможно. Мне регулярно отвечают на рабочие письма в час ночи, я только что (21:40) выполнял действия на корпоративном сайте. Вчера я задал персональному менеджеру в банке прямой вопрос: «До которого часа Вам можно звонить на мобильный?» Она смутилась, но аккуратно сформулировала «Если это не экстренная ситуация, то желательно не звонить после 22 часов. Хотя мой рабочий день заканчивается в 18:00». Ага, заканчивается, беседа была в офисе банка в 19:50.

Давайте признаем нормой ненормированный рабочий день. И оборотная сторона – давайте признаем право сотрудников с ненормированным днем регулировать свои рабочие и личные дела в течении всего дня. И будем стремиться не только работать, но и отдыхать — хотя бы в выходные.

  1. Работников нанимают на работу не для отсиживания времени, а для решения определенных контрактом задач. Чем они еще занимаются на своем месте – работодателя не должно волновать, если они не сильно расходуют дополнительные ресурсы компании. Если сотрудник закончил все свои дела, но сидит в офисе до 20:30, пользуясь безлимитным корпоративным Интернетом или (о ужас для Слепака!) играя в игрушки – это нормально. Человек пережидает пробки. Главное – он выполнил свои задачи, и претензий к нему у работодателя быть не должно.
  2. Рабочее время. В крупных городах стандартные часы работы типа 9-18 должны быть отменены. Заставлять людей каждый день проводить по несколько часов в пробках – это извращение, усталые уже с утра сотрудники точно не на пользу работе.

С другой стороны, есть должности, завязанные на коммуникации с клиентами и партнерами. Клиенты и партнеры имеют право ожидать, что компания готова ответить им в любой момент стандартных часов работы. Выход – в разделении сотрудников и широком использовании технических средств. Сотрудники «первой линии» должны обеспечивать контакт с клиентами и партнерами за счет продуманных графиков выхода на работу и переадресации коммуникаций (подробности расскажу на моем вечернем классе). Сотрудники, не привязанные к внешним коммуникациям, должны приходить на работу к согласованным заранее встречам. Остальную часть труда они могут и должны делать удаленно – но здесь необходимы специальные ИТ-системы. Своим опытом готов поделиться.

Если Барбулеску Вашей компании хорошо работает, то поддерживать его надо, а не увольнять. А вот если не выполняет поставленных задач – ну тогда пусть получает по полной! Но за невыполненные задачи, а не за «использование телексов и факсов».

Не согласны? Буду рад поддержать с Вами дискуссию на вечернем классе Vera Via. До встречи!

Дмитрий Привольнев

Эксперт Vera Via

Привольнев Д.А

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика