Пять карм традиции преподавания

5kteaser

В течение пяти-десяти лет мы увидим, что большое число традиционных учебных заведений сократили объемы деятельности или вовсе покинули отрасль, а выиграла от интернет-трансформации образования лишь малая часть. Это ощущение есть у многих, и разговор о закономерностях происходящего в образовательной отрасли уже начался. Поскольку это уже 20 лет моя отрасль, скажу несколько слов и я.

Взглянем на мир, как на рынок, где продают свои товары – дисциплины – учебные заведения, отдельные преподаватели, тренеры и прочие провайдеры образования. Работодатели покупают нужные им в их деятельности дисциплины, нанимая людей, которые умеют применять эти дисциплины на рабочем месте. Технология делает рабочие места все более эффективными. Установка на эффективность мотивирует работодателей на поиск способа снижения как общих затрат, так и перевода постоянных издержек в переменные. То есть, у компаний есть веская причина использовать технологию для замены очной деятельности сотрудников на заочную, дистанционную. Если признать, что рабочие места эволюционируют в сторону большей эффективности, то нужно признать также, что в компаниях будущего всё, что может выполняться дистанционно, будет выполняться дистанционно.

Какое отношение способ применения знания на практике имеет к способу передачи этого знания? Почему провайдеры образования должны беспокоиться из-за того, что знание в будущем станет применяться на рабочих местах в организациях дистанционно?

Потому, что дистанционная работа означает ограниченную или вовсе отсутствующую социальную активность сотрудников в организациях. То есть, социальный компонент профессии, который провайдеры образования традиционно доставляют через очное преподавание, медленно, но верно перестает пользоваться спросом у работодателей. Социальные навыки обесцениваются, поскольку рассматриваются компаниями как избыточная квалификация и драйвер издержек. Знание, применяемое на рабочих местах дистанционно, превращается в товар, которые более не должен приобретаться в очном – социальном и дорогом – взаимодействии в аудитории. Вместо этого, такой его покупают задешево или вовсе получают бесплатно через заочные транзакции – онлайн-курсы. В отрасли образования близится момент истины.

Что делать провайдерам образования перед наступающим временем МООК? Прежде всего – осознать свою позицию в меняющемся отраслевом пейзаже.

Как ни странно звучит, их шансы продолжать зарабатывать на привычной традиции преподавания или же, напротив, на технологиях МООК, напрямую связаны со зрелостью их дисциплин. Новые, наполненные полемическим материалом дисциплины легко поддаются интерпретации их провайдерами. Харизматичный (или просто наглый) тренер, имеющий в портфолио интерпретируемые дисциплины, легко сможет их «забрендировать» и продать на рынке как собственный уникальный продукт. Способ преподавания – очный или дистанционный – будет зависеть от того, очно или дистанционно эти дисциплины реализуются на рабочих местах как профессии, но в любом случае провайдер будет иметь премию за дифференциацию. Напротив, укорененные в теории, общепринятые дисциплины не допустят модификации своего содержания. Зрелые дисциплины никому не позволят поставить копирайт на знание, которое содержат, и потому МООКи в конце концов превратят их провайдеров в недифференцированную академическую рабочую силу. Если провайдер преподает сегодня зрелые дисциплины, технологии МООК, вероятно, разрушат его мир.

Чтобы понять перемены в отрасли образования, мы должны построить континуум, измерениями которого являются интерпретирующее воздействие провайдера на дисциплину и дистанционный потенциал дисциплины как профессии. В своих предыдущих заметках я назвал его Картой распада традиции преподавания и предложил критерии для позиционирования отдельных дисциплин и портфелей (образовательных программ), а также привел примеры первых и вторых. Карта выглядит так:

5k

Пять полей на карте представляют пять весьма разных стратегических исходов для провайдеров образования. Я рискну назвать их кармами, поскольку по своему смыслу они являются общими судьбами для тех преподавателей и образовательных учреждений, которых разворачивающаяся трансформация отрасли сводит в обособленные группы. Эти кармы – механизмы вознаграждения и возмездия за то, что провайдеры образования достигли или упустили во время своей деятельности «до МООК». Познакомимся с каждой из этих пяти карм.

Карма 1. Сохранение традиции преподавания. Науки человека

Поскольку дистанционный потенциал дисциплины как профессии в этом квадранте незначителен, знание рассматривается как социальный капитал, который может быть эффективно использован на рабочем месте только в том случае, если профессиональное содержание дополнено «человеческими добродетелями», такими как лидерство, эмоциональный интеллект, умение работать в команде и т.д. Это область, где networking не просто модное слово, но реальный инструмент для получения отличной работы. Знание здесь возникает в личных отношениях между преподавателями, студентами и стейкхолдерами, вовлеченными в его создание, распространение и внедрение в практику.

Интерпретирующее воздействие провайдера на дисциплину в квадранте К1 высоко. Это означает, что знание, получаемое слушателями ассоциируется с личностью преподавателя либо с институциональным брендом. Эта особенность открывает двери для дифференциации образовательных продуктов. Заметили ли вы, что за последние 15 лет провайдеры управленческого образования изобрели сотни новых дисциплин в областях управления человеческими ресурсами, маркетинга, стратегии, но при этом счет инноваций в финансах и экономикс в разы меньше? Это потому, что финансы и экономикс расположены в нижней части оси интерпретирующего воздействия, и дифференцироваться на них весьма непросто. И картина прямо противоположна, например, для стратегического управления, чья позиция в верхней половине вертикальной оси. Дифференциация дисциплины стратегии проста и элегантна, так что личности и брендированные школы наводняют рынок. В квадранте К1 провайдер выступает единственным мерилом своей дисциплины, поэтому название «Науки человека» кажется мне вполне подходящим для этой области.

Карма 1, с одной стороны, позволяет провайдерам образования оставаться в пределах классической очной традиции преподавания, что является хорошей новостью для тех, кто отвергает мир МООК. С другой стороны, эта карма должна быть предостережением для тех, кто торопится реализовать онлайн-обучение: эти усилия не приведут ни к чему, так как рынок не продемонстрирует дистанционного потенциала в профессиональном применении знаний, а технологии для создания знания как социального капитала не появится. Те провайдеры, которые примут эту карму, должны будут жить по трем главным правилам:

  1. Знание это социальный капитал, который возникает в отношениях.
  2. Бизнес-модели должны строиться вокруг портфолио платных онлайн-курсов.
  3. Успешные провайдеры капитализируют отношения с индивидуальными и корпоративными клиентами.
Карма 2. Частичный распад традиции преподавания. Оборонительный элитаризм

Дистанционный потенциал дисциплины как профессии в квадранте К2 высок. Выше я объяснил, что технически поставка подобного «товарного» знания также трансформируется в заочную, дистанционную. Это означает разрушение классической традиции преподавания для провайдеров образования, позиционированных в этой области.

Однако, провайдеры образования с высоким интерпретирующим воздействием на дисциплину и дифференцированными портфелями смогут выстроить эффективную оборону против МООК путем выделения элитной аудитории на целевом рынке и предложения ей комбинации бесплатных вводных онлайн-курсов и платного оффлайн-обучения. Для очных занятий в аудитории такие провайдеры сохранят наиболее ценную часть материала, и сделают они это по праву своих преподавательских и корпоративных «родословных» — брендов. Второй и третий эшелоны провайдеров образования в квадранте К2 постепенно сократят отставание и успешно воспроизведут стратегию лидеров в собственных рыночных нишах. Для того, чтобы уравновесить превращение знания в товар, его провайдеры будут продвигать его эсклюзивность. Поскольку эксклюзивность не является убедительным аргументом для всего рынка, они будут обращать свои предложения к его высоким сегментам, где знание, которое исходит от них, может быть позиционировано как привилегия. Такой интеллектуальный маркетинг не отменит товарный характер знания в К2, но он постепенно создаст элитные группы, для которых участие в очном изучении дисциплины, обладающей высоким дистанционным потенциалом, является социальным ритуалом, чем-то вроде образовательного масонства или даже вуду. Такую стратегию сохранения традиции преподавания можно назвать оборонительным элитаризмом, что, на мой взгляд, адекватно описывает карму 2.

Три «золотых правила» для провайдеров образования, сгруппированных в квадранте К2 таковы:

  1. Знание это привилегия, и оно носит транзакционный характер.
  2. Бизнес-модели должны основываться на комбинации бесплантых и платных онлайн- и оффлайн-курсов.
  3. Успешные провайдеры капитализируют индивидуальные и институциональные бренды и репутации.
Карма 3. Частичный распад традиции преподавания. Оборонительный корпоративизм

Дистанционный потенциал дисциплины как профессии в левом нижнем квадранте К3 отсутствует либо несуществен. Так же, как в К1, это означает, что практика в организациях потребует от выпускников дисциплины достаточных социальных навыков для того, чтобы они могли решать свои профессиональные задачи. Следовательно, и процесс преподавания дисциплины не будет подвергаться трансформации в дистанционный, а останется в очной аудитории.

Однако, социальные навыки, которые слушатели получат в таком очном обучении, будут отличаться от тех, что они приобретут в классе Наук человека (К1). То, что им достанется здесь, будет имеет характер частный, фокусированный на задачах конкретных организаций, поскольку социальный компонент дисциплин будет намеренно модифицироваться провайдерами образования для соответствия корпоративным культурам конкретных заказчиков.

Это объясняется низким интерпретирующим воздействием провайдеров на подобные дисциплины и их нарастающими опасениями, вызванные расширением МООК. Провайдеры образования в квадранте К3 не имеют значимой возможности для дифференциации своего материала путем добавления, например, таких эмоциональных нематериальных элементов как преподавательская харизмы или бренд учебного заведения. В таких обстоятельствах нужда дифференциации ведет их к обогащению своих дисциплин отраслевой спецификой и, более фокусированно, особенностями организаций, которые приобретают образовательные программы для развития своего персонала. Корпоративные клиенты будут вполне рационально платить провайдерам образования за знание, которое является кастомизированным в своем социальном аспекте настолько, что оно мало- или, в идеальном случае, вовсе неупотребимо в другой отрасли или за границами организации заказчика. Подобная стратегия, которую провайдеры вынуждены будут реализовывать, чтобы остаться в традиции преподавания, может быть описана как оборонительный корпоративизм. Это объясняет, каким образом знание из области К3 обращается в организационный капитал с ограниченными возможностями применения. Нетворкинг сохраняет свою социальную ценность, но только в пределах отрасли или даже отдельной организации.

Третья карма для провайдеров образования означает сохранение ими классической традиции преподавания. Это хорошая новость для убежденных в универсальном превосходстве очной аудиторной работы преподавателей, а также для учебных заведений с ресурсами, недостаточными для выхода в сеть. И это плохо для тех, кто, находясь в поле К3, уже сделал стратегическую ставку на МООК-технологии. Скорее всего, возврата на такие инвестиции не будет, поэтому есть смысл задуматься и, возможно, вернуться к очной преподавательской традиции. Ключевым элементом стратегии провайдеров образования в карме 3 является их концентрация на отношениях с корпоративными заказчиками, а не на поиске и удержании индивидуальных представителей с различных сегментов открытого рынка. Три правила для провайдеров, находящихся в квадранте К3, таковы:

  1. Знание это организационный капитал, и оно возникает в отношениях.
  2. Бизнес-модели должны базироваться на сочетании бесплатных и платных онлайн- и оффлайн-курсов.
  3. Успешные провайдеры капитализируют отношения с корпоративными клиентами.
Карма 4. Полный распад традиции преподавания. Транзакционное обучение

Комбинация высокого дистанционного потенциала дисциплины как профессии и низкого интерпретирующего воздействия провайдера на дисциплину делает правый нижний квадрант Карты распада традиции преподавания естественной целью для МООК. Знание, полученное при изучении дисциплин из поля К4, будет приобретаться работодателями, мотивированными на эффективное – то есть, дистанционное – его применение на рабочем месте, в нем должен будет отсутствовать удорожающий социальный компонент. В квадранте К4 знание стремительно превращается в товар. Неспособность провайдеров образования дифференцироваться посредством добавления персонального или институционального бренда и реализовать стратегию оборонительного корпоративизма усугубит проблему: они утратят все экономические основания для поддержания в портфеле дорогостоящих очных программ в своих портфелях. Их рынки также будут сжиматься, и это будет происходить со скоростью развития интернет-инфраструктуры, программного обеспечения для обучения онлайн и продвинутых моделей монетизации знания. Таким образом, провайдеры из поля должны будут либо полностью перейти в онлайн-режим и конкурировать с множеством себе подобных, предлагая рынку транзакционное обучение, или покинуть отрасль.

Эта карма бескомпромиссна. Она предлагает своим резидентам лишь два варианта, и каждый требует от них фундаментальных изменений. Три правила существования в квадранте К4 таковы:

  1. Знание это товар, и оно приобретается через транзакции.
  2. Бизнес-модели должны основываться на бесплатных открытых онлайн-курсах.
  3. Успешные провайдеры капитализируют непрямые источники дохода, такие как проценты от контекстной рекламы на МООК, где располагаются их курсы и программы.
Карма 5. Синергия. Технологии венчают традицию преподавания

Если смотреть на разворачивающуюся МООК-перегруппировку отрасли образования с точки зрения прогресса, то самой выигрышной областью представляется центр Карты распада традиции преподавания. Здесь, в поле К5, классическая очная работа в аудитории с дисциплинами, которые ни слишком новы и не слишком догматичны, найдет спрос работодателей на умеренное дистанционное применение знаний на рабочих местах. Это сочетание позволит провайдерам образования сохранить лучшую часть материала для очного предложения на избранных сегментах открытого и корпоративного рынка, где социальные или организационные аспекты знания имеют ценность. Одновременно, провайдеры в поле К5 смогут «дотянуться» и до рынков, которые рассматривают знание как очищенный от социальных компонентов товар. Для этого они должны будут лишь переформатировать свои дисциплины и программы так, чтобы те могли быть эффективно доставлены к целевой аудитории по МООК-каналам.

Эта карма дружественна тем провайдерам образования, чьи портфели содержат не полностью формализовавшиеся дисциплины, которые достаточно хорошо известны на рынке, чтобы позволить провайдерам минимизировать усилия и инвестиции для продвижения и, одновременно, достаточно гибки, чтобы допустить дифференциацию посредством бренда и личной харизмы. Вот три правила синергии для К5:

  1. Знание может передаваться как в отношениях, так и в транзакциях.
  2. Бизнес-модели могут быть основаны либо на миксе бесплатных и платных онлайн- и оффлайн-курсов, либо приоритезировать избранную часть портфеля.
  3. В зависимости от бизнес-модели, провайдеры капитализируют индивидуальные или корпоративные отношения, личные и институциональные бренды, или косвенные доходы, извлекаемые их технологий МООК.

——————————-

В этой статье я сделал попытку объяснить процессы, меняющие сегодня структуру отрасли образования, при помощи модели, названной Карта распада традиции преподавания. Она построена на двух независимых переменных, которые я считаю критически важными для понимания смысла и направления происходящих изменений. Эти переменные – интерпретирующее воздействие провайдера на дисциплину и дистанционный потенциал дисциплины как профессии. Модель предполагает, что перегруппировка отрасли образования под воздействием технологий МООК происходит в континууме, сформированном этими переменными. Модель утверждает, что изменения не носят хаотического характера, а следуют определенному правилу. Модель демонстрирует пять ключевых областей. Эти области соответствуют пяти группам провайдеров, которые складываются в образовательной отрасли. Члены каждой из групп сталкиваются со схожими внешними и внутренними вызовами (живут по общей карме), следовательно, они могут реализовывать схожие стратегии. Понимание и учет особенностей каждой из пяти областей делают возможным формулирование этих стратегий. Таким образом, модель Карта распада традиции преподавания предлагает подход к стратегическому управлению неопределенностью в отрасли образования.

Если знание – не дорогая «обёртка» для социального капитала, то оно дешевый товар.

Фёдор Рагин

Управляющий партнер, эксперт Vera Via

FR-square

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика