Нет у нас никакого кризиса!

Supertramp-Crisis-What-Crisi-564890
Американское сценарное планирование и коллективный разум российского бизнеса.

В 1975 году, в эпоху резко возросших цен на нефть, ржавеющих фордовских дредноутов и в целом тяжелых времен для западного обывателя, вышел диск английских арт-рокеров Supertramp под интригующим названием «Crisis? What Crisis?» Его обложка — хорошая иллюстрация к основному тезису этого поста. И обратите внимание на вот еще какую деталь: кризис был вызван высокими ценами на нефть.

Я уже использовал эту обложку как талисман нескольких лекций о мировых кризисах, прочитанных в 2008 году. Но разница между провалом биржевых индексов 2008-го и так называемым кризисом сегодняшнего дня – для России фундаментальная. Дело в том, что в 2008 был именно кризис, то есть темпорально ограниченная ситуация с определенным набором показателей, откуда путь вел только вверх. Ожидаемое возрождение американской экономики и безудержно растущий Китай должны были вытянуть мировой спрос на энергоносители, что и произошло.

Не то – сегодня. Вашингтонский институт бизнес-прогнозов GBPC, представивший этой весной сценарии развития России, совершенно серьезно рассматривает вариант долгосрочной стагнации цен на углеводороды, который ведет к скатыванию в «третий мир» страны, оставшейся без внешних источников благосостояния. Сценарий, по мнению экспертов, плох для России даже при снятии санкций и снижению конфронтации с Западом. Примечательно его название – «Мертвые души». И я согласен с GBPC – но ровно на 50%.

Сценарий перманентно низкого Брента на самом деле даже не просто значимый, а основной. Более того, практически неизбежный. Почему так? Об этом скоро будет отдельный пост. Только называться этот сценарий должен не «Мертвые души», а, например, «Долгое прощание». И не осуждайте меня за то, что предпочел Гоголю Голливуд, на то есть причина. Ибо такое развитие событий – не мерзость и запустение, а единственный шанс для нефтезависимого организма слезть с иглы и начать жить. Мы не в кризисе, давайте усвоим раз и навсегда, мы просто вошли в новую фазу, которая продлится достаточно долго и мы будем учиться жить в новых условиях.  И это будет хорошо.

Во-первых, низкий рубль наконец дал нам те долларовые цены, которые соответствуют нашему ВВП (и Биг-Мак-индекс это подтверждает). Это означает инвестиционную привлекательность даже под санкциями. Ну ооочень толстая должна быть стенка, чтобы сосуды не сообщались – и мы ее еще в 1989 году разрушили.  Во-вторых, отсутствие легких денег обычно ведет к интенсификации развития. Весьма своевременно только что получил Нобеля автор знаменитого «парадокса Диттона»: о меньшем снижении потребления при сокращении доходов. В точку попал! От себя добавлю, что верна и «макро»-версия парадокса Диттона, о меньшем снижении производства при сокращении внешнего финансирования.

Бизнес, как мне кажется, коллективным разумом эту смену парадигмы видит  — иначе как объяснить расширение сферы услуг, открывающиеся точки общественного питания, снижение рублевых цен на такси (причем лишь немногие таксомоторные компании выходят из бизнеса) и так далее. Но главное подтверждение тезиса о том, что не мертвые мы души, пришло с новостной лентой в прошлую пятницу. Согласно данным ЦБ РФ, в России зафиксирован первый за пять лет нетто-приток капитала в размере 5 млрд. долларов с июля по сентябрь 2015 года.  То есть в букетно-конфетном 2010-м, в зрелом и крепко стоящим на ногах 2012-м – был отток, а в кошмарном, санкционном, нищем 2015-м приток? Да, товарищи. С капиталистическим приветом, искренне ваш

Борис Порецкий

Эксперт Vera Via

boris_poretskiy

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика