Назад, в будущее

listening-party-475x383-3098

Мы привыкли верить, что инновационные технологии подрывают устаревшие бизнес-модели, заменяя их более эффективными.

Но иногда случаются парадоксы – технологические новации позволяют спастись потерявшей эффективность модель бизнеса. Я полагаю, что вернуть и упрочить позиции для существующих игроков индустрии развлечений помогут технологии блокчейн.

Хотя развлечения появились вместе с возникновением человеческого общества, бизнес-модель индустрии развлечений достаточно молода – ей недавно исполнилось 130 лет.

Ключевые идеи нынешней модели шоу-бизнеса:

1. Отделение прав на произведение от самого объекта

2. «Расщепление» единого права на произведение на составные части – права на авторство, на воспроизведение, на использование в разных целях и т.д.

3. Продажа и перепродажа этих прав как товаров

В центре этой модели – издатель, он же правоторговец. Он организует производство и привлекает инвестиции. Он вкладывается в маркетинг. Он продает права и получает выручку от каналов дистрибуции.

Бизнес-модель оказалась удивительно плодотворной. Она позволила создать громадный, всемирный рынок: 1,7 триллиона долларов в 2015 году. Для справки: мировой рынок вооружений в том же году составил «всего-то» 65 миллиардов долларов.

Модель позволила работать с творчеством как с массовым производством – создавать большие производственные коллективы, привлекать инвестиции, отлаживать логистику, управлять продажами через маркетинг и рекламу.

Конечно, модель, базирующаяся на торговле правами, не нравилась и не нравится многим.

  • Потребители часто считают цены завышенными и постоянно норовят воспользоваться продуктом «на халяву»
  • Инвесторы периодически жалуются на непрозрачность вложений (вспомним замечательный фильм Мэла Брукса 1968 г. «Продюсеры», он же «Весна для Гитлера!»)
  • Авторы громко кричат об «убийстве творчества», а в кулуарах жалуются, что им банально мало платят.

Но в целом все работало. Пока не появились Цифра и Интернет. Произведения теперь окончательно оторвались от материального носителя. И правообладатели перестали получать гарантированную выручку с каждого потребителя.

Понятно, что правоторговцы не сидели на месте. Был придуман замечательный маркетинговый термин — «пиратство». Были приняты устрашающие законы, заставляющие потребителей платить вне зависимости от их желания, а также реально сесть в тюрьму за бесплатное распространение.

Были придуманы технологии Digital Rights Management – которые, впрочем, легко были обойдены другими технологиями.

А тем временем, например, клипы песен «Экспонат», «В Питере – пить!», «ЗОЖ» и «Сиськи» в сумме легко набрали 200 миллионов просмотров. Совершенно бесплатно для пользователей, заметим.

«Издатель-центричная» модель не то чтобы рухнула – но зашаталась сильно. Альтернативные бизнес-модели типа freemium (как YouTube) или потоковых сервисов по подписке (NetFlix) стали восприниматься как будущие «чемпионы».

И тут пришел блокчейн.

Про технологии блокчейн слышали все, но используют их пока немногие. Блокчейн – это технологии распределенной фиксации имущественных прав и операций с ними. То есть абсолютно всех транзакций. Объектом имущественного права для блокчейна могут быть любые ценности:

  • Деньги: виртуальная валюта, например знаменитый Биткойн
  • Акции, облигации и производные инструменты: активно развиваются торговые системы, выступающие альтернативой традиционной внебиржевой торговле
  • Недвижимость: ожидается, что к 2020 году базы государственной регистрации недвижимости в США будут заменены на распределенный блокчейн сервис

А можно использовать блокчейн и для управления авторскими правами на художественные произведения. И получить очень интересные сервисы.

Например, наиболее известным проектом использования блокчейн в музыкальной индустрии является музыкальная платформа PledgeMusic. Идея заключается в следующем: музыка шифруется и «склеивается» в одном файле с онлайн-кошельком по технологии битчейн. Хочешь слушать – заплати немножко. Хочешь скачать другу или выложить в Интернет – молодец, спасибо тебе большое за распространение! Еще и комиссию получишь. А смарт-контракт позволяет мгновенно получать отчисления всем прописанным в произведении авторам. И никаких тебе посредников-издателей. Так как Pledge позиционируют себя как сервис direct-to- fan.

Есть и иной подход. Нет денег на запись? Сервис PeerTracks позволяет музыкантам получать краудфандиговое финансирование, а потом расплачиваться с инвесторами через аналогичный смарт-контракт. Представляете, какие возможности открываются для начинающих музыкантов?

Вперед, в светлое будущее творчества, без жирных «мейджоров» шоу-бизнеса!

Ага, размечтались!

Sony Music еще с 2013 года сотрудничает с Pledge в первоначальной раскрутке своих новичков.

Неудивительно, что именно компания Sony, так как Вице-президент по маркетингу сервиса Pledge десяток лет проработал в Sony Music. И если сотрудничество Sony с Pledge пойдет нормально, то сервис Pledge с их технологиями купят. Потом раскрутят со всей мощью Sony. И сделают приоритетным каналом для монетизации.

А там, глядишь, и комитеты по стандартизации подтянутся. И выпустит MPE-группа новый, замечательный стандарт — .mp6. С возможностью проигрывать треки в разном качестве, но встроенными механизмами блокчейн и смарт-контрактами. Только деньги по смарт-контрактам пойдут привычно к издателям, а не авторам.

Почему к «мейджорам»? А потому что популярность исполнителя – это не талант, а инвестиции в рекламу. Большие, никакому краудфандингу не потянуть, только крупной корпорации.

Стриминговые сервисы вынудят перейти на новый формат. Затем дадут очень соблазнительные цены. В результате — модель ежемесячной подписки станет банально невыгодной для слушателей относительно pay-per- listen. А мы будем вынуждены честно платить за прослушивание каждого трека. Да, недорого, всего лишь по 5 биткопеек.

Дмитрий Привольнев

Vera Via

Привольнев Д.А

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика