К нам пришел МООК

mooc1

Если знание – не дорогая «обёртка» для социального капитала, то оно – дешевый товар.

Интернет неумолимо перестраивает образовательную отрасль. Небольшая активная группа традиционных школ и преподавателей (отнюдь не всегда таких великих и передовых, как MIT и Stanford) пытается капитализировать перемены, заполняя контентом независимые платформы массовых онлайн-курсов или создавая свои. Остальные ждут, чем кончатся эксперименты пионеров.

Предчувствие неприятых перемен есть у всех, и разговор о происходящем в отрасли образования идет давно. Дискуссия естественным образом концентрируется на факторах, которые влияют на отрасль непосредственно. Один из этих факторов — развитие массовых открытых онлайн-курсов (МООК). В этом смысле на разные лады обсуждается вопрос «Как МООКи изменят рынок и отрасль образовательных услуг?»

Этот коротенький пост посвящен фактору иного рода — эволюции спроса работодателей на знание. Он изменяет отраслевой пейзаж образования косвенно, действуя через рынок труда. Подходящий для этой перспективы вопрос звучит так: «Какое знание будет нужно компаниям завтра: традиционное, сочетающее профессию и социальный капитал работника, или «коробочное», сугубо профессиональное, очищенное от любых социальных излишеств?»

Порассуждаем, взглянув на мир как на рынок, где учебные заведения, преподаватели, тренеры и другие провайдеры образования продают свой товар — знание — работодателям. Те покупают это знание, нанимая людей, которые применяют его на рабочем месте. Работодатели для образовательной отрасли — стратегический рынок, и трансформация его запроса определяет всё будущее этой отрасли. Одновременно, рынок непосредственных получателей знания — людей в компаниях и «на улице» — для отрасли второстепенен, потому что его запрос пассивен и определён тем, что происходит в умах и кошельках работодателей.

Запрос работодателей на знание меняется с развитием технологии. Технология в целом делает рабочие места всё более эффективными. Натуральная установка работодателей на эффективность мотивирует их к снижению как общих затрат, так и к переводу постоянных издержек в переменные. То есть, у стратегического рынка образовательной отрасли имеется фундаментальная причина использовать технологию для замены очной деятельности сотрудников на заочную, дистанционную. Если допустить, что рабочие места эволюционируют в сторону большей эффективности, то нужно допустить также, что в компаниях будущего всё, что может выполняться дистанционно, будет выполняться дистанционно. Это значит, что работодателям завтрашнего дня потребуется утилитарное знание для удаленного применения — знание дешевое, эффективное, без дорогостоящих социальных навыков и связей его носителей.

Но какое отношение формат применения знания на практике имеет к формату передачи этого знания? Почему провайдеры образования должны беспокоиться из-за того, что знание когда-то станет применяться в организациях дистанционно?

Потому, что дистанционная работа означает ограниченную или вовсе отсутствующую социальную активность таких работников в организациях. То есть, в наиболее быстро эволюционирующих в сторону дистанционного применения профессиях важнейший элемент — социальный капитал, который провайдеры образования традиционно доставляют через очное преподавание, — перестает пользоваться спросом у работодателей. Социальные навыки и связи в составе таких профессий обесцениваются, поскольку рассматриваются компаниями как избыточная квалификация и драйвер издержек. Знание, применяемое на рабочих местах дистанционно, превращается в товар, который экономически неэффективно приобретать в очном – социальном и дорогом – взаимодействии в аудитории. Вместо этого работодателям разумнее купить его задешево или вовсе получить бесплатно через заочные транзакции – онлайн-курсы. В потенциально «дистанционных» профессиях стратегический рынок отворачивается от традиционных провайдеров, продающих знание как «упаковку» для социального капитала, и стратегически (то есть, навсегда) переходит на онлайн-продавцов «коробочного» знания. В отрасли образования близится момент истины: кого изменение запроса работодателей на знание вынудит обратиться к МООК (с абсолютно негарантированным успехом), а кому позволит остаться в очной традиции преподавания?

Это вопрос хоть и не очень далекого, но будущего. А что делать провайдерам образования сегодня? Прежде всего – осознать свою позицию в меняющемся отраслевом пейзаже. О том, как это сделать и что предпринять потом – в следующих постах.

Фёдор Рагин

Вы из отрасли? Приходите на вечерний класс:

Обучение как бизнес

Как делать и продавать человеко-часы

Фёдор Рагин и Анастасия Сербинова — владельцам и руководителям коммерческих обучающих организаций любого профиля

26 мая 2015, вечерний класс

teaching-as-business


 

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика