Империя чувств

senses
Как заработать на отречении от «цифры».

Передо мной «2015 Nielsen Music US Report», лучший аналитический источник по музыкальной индустрии. Читаю обзор важнейших музыкальных событий года: «За первую неделю продажи нового альбома  Адели «25» составили 41% продаж альбомов в США, что является рекордом за всю историю звукозаписывающей индустрии». Вы только подумайте – и Битлз, и Синатра, и Джексон месяцами не сдавали чартовых позиций. Но чтобы один альбом составлял половину всех продаж… Что за гений эта 25-летняя певичка? Увы, Адель ни при чем. 41% говорят совсем о другом – о том, что рынок «альбомов» теперь настолько мал, что один релиз может запросто схавать почти половину. Стриминг плей-листов – доминирующий способ потребления музыкального контента. И никто на этом не зарабатывает, ни артисты, ни фирмы грамзаписи. Отрасль, когда-то равная (внимание!) всем другим индустриям развлечений вместе взятым (включая кино и спорт), умерла, не оставив завещания. Ничего особенного, виртуализированное общество так же меняет структуру мира, как до него – электрифицированное, а еще раньше – механизированное. Кто нынче помнит об извозчиках? Однако, вчитаемся в отчет Нильсена поглубже.

За 2015 год было продано во всех видах 241,4 миллиона альбомов. Действительно, не густо. Из них 125,6 на компакт-дисках, 103,3 в виде файлов и 11,9 на виниле. Но цифры не бьются. Не хватает 0,6. В каком формате вышли эти шестьсот тысяч альбомов? Вы не поверите, на кассетах и бобинах! Но это еще не все. Единственным растущим форматом продажи альбомов является винил. 30% по отношению к 2014 году. А если мы вспомним, что рентабельность стриминга эфемерна, то получается, что винил – единственный растущий коммерчески успешный формат!

Позволю себе обобщение. Винил растет не потому, что он «лучше звучит». Он-то хоть может претендовать на это, а кассета?? Дело, мне кажется, в другом – в некоторой ущербности виртуального мира – его содержимое попадает в мозг лишь через 40% чувственных каналов (лучше было бы – через 41%, как Аделька..). Получается комфортабельная, огромная, но – сурдокамера. И чем шире виртуальный охват нашего бытия, тем больше желающих выйти в реал. Проявлениям этого гона несть числа. Вы что думали, давка на выставке Серова – флэш-моб? Почему впервые за много лет распроданы все абонементы в Московскую консерваторию? Блоги популярных авторов издаются в твердой обложке? Народ вдруг образовался и «не Блюхера и не Милорда глупого» с базара понес? Не мелите чушь. Вирта он бежит, а не Блюхера с Донцовой… А теперь к делу. Как на этом заработать? Учитывая (пока) маргинальность нужды в реале, потребитель в основном находится в левой, т.е. высокой части кривой спроса. Ниже я расскажу о реальных бизнесах, зарабатывающих на «отречении от цифры», и вброшу пару-тройку новых идей. А дальше думайте сами! Голубой океан налицо.

Начну с музыки. Винил, говорите? The Electric Recording Company отреставрировали лучшее на конец «активной» аналоговой эры оборудование для производства пластинок, добыли старые мастер-ленты и печатают в исключительно высоком качестве ограниченные тиражи классической музыки и  джаза. Максимум 500 экземпляров по 300 фунтов стерлингов за штуку. Нарасхват. Многие релизы уже sold out. Ау, фирма «Мелодия», крупнейший в мире депозитарий мастер-лент с записями великих советских исполнителей? Еще не поздно пойти по стопам ERC, а не маяться дурью с плохо оцифрованными компактами и среднего качества спорадически издаваемым винилом. В этом деле надо позиционироваться на вершине пирамиды, вы слышали? И вам воздастся! Кстати, не бедствуют и производители вертушек для пластинок. Их рынок – даже не покупатели пресловутых 11,9 миллионов новых дисков, а владельцы миллиардов пластинок, что выжили на всех континентах, кроме Антарктиды. А с чего бы им не выжить? Винил практически не разлагается, не корродирует, не теряет информацию, кодировка у него не устаревает… А с шумом прекрасно научились бороться.

Идем дальше. Фототовары. Спор аналога с цифрой в этом деле был гораздо менее рьяный, чем на музыкальной арене. И цифра победила быстрее. Но зато, в отличие от звукозаписи, в фотографии есть объективные аргументы в пользу пленки. Дело в том, что стоимость матрицы возрастает непропорционально размеру. Именно поэтому типовой формат цифровой камеры меньше любимого предками 24х36 мм. Этот размер в цифровом мире попадает в профессиональную категорию, место, ранее занятое широкопленочными аппаратами. Сами же широкопленочники в цифре стоят на порядок дороже аналоговых собратьев (система Hasselblad 6х6 продается за 40 тысяч долларов). Поэтому матрицы крупнее 6х9 и не производятся. А потребность есть! Об этом каждый студент МАРХИ знает. Там в подвале лаборатория и магазин. Пленки всех форматов, фотоувеличители, химикаты… В США есть лаборатории, которые проявят ваш материал по требуему вами процессу и отпечатают на том типе бумаги, который вы укажете. Стоит недешево. Спрос маленький, зато профит стабильный. И производители камер не бедствуют – Linhof, Toyo…

Предлагаю пойти еще дальше. Я точно знаю, что в мире найдутся тысячи фотографов, которые хотели бы работать с мега-большим форматом (24х30, 30х40 и даже 40х50 см). Такие камеры есть, а вот с материалами туго. Почему бы не предлагать наборы «сделай сам»? чистые стеклянные пластинки, бромосеребряные смеси разного состава, ортохром, изохром, панхром и т.д. Себестоимость низкая даже при мизерных объемах производства, а спрос стабильный. Да, как в 19-м веке. Ну а лошади, что возят туристов по Невскому – не как при Александре Македонском?

Книги. Что книги? Мне вот кажется, рынок блогов в твердой обложке недооценен. Акунин, да. Но у этого шлягермайстера блог-то, собственно, вторичен. Бумажник он по рождению, Григорий Шалвович. А реальных блогеров да в переплет? В суперобложку, с предисловием, комментариями, академично, солидно. Слабо? Есть немало англосаксонских примеров, вот, допустим: Julian Cope’s Copendium. Автор, не мудрствуя лукаво, загнал под обложку содержимое сайта www.headheritage.co.uk. Могу с уверенностью сказать – читать тот же материал в книге приятнее.

Ну и на закуску. Знаете ли вы, что до сих пор производятся пишущие машинки? Оказывается, есть авторы, для которых мгновенно стираемый текст на компьютере не соответствует степени их ответственности перед словом. Невозможность стереть заставляет более четко формулировать мысль с самого начала, а не так, как я пишу этот пост…

Короче, ищите маргинальные потребности, и получите прибыльный бизнес. Не P&G, согласен, но кто из нас Ротшильд?

Больше о стратегическом поиске — на нашей программе «Мастерство стратегического управления»  16-17 апреля. До встречи!

Борис Порецкий

Эксперт Vera Via

boris_poretskiy

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика