Ежефикейшн

putti

Этот пост не о публичных выступлениях, а про стиль общения. Потому что наболело.

Исайа Берлин в своем эссе о Толстом условно делит писателей, мыслителей и всех остальных людей на два типа. Эти типы он заимствует у древнегреческого поэта Архилоха: «Лис знает многое, ёж – одно, но важное».

Берлин говорит, что эти два типа разделяет глубокая пропасть. Первый тип — импровизаторы, признающие разнообразие, способные слышать иные точки зрения и не зацикленные на одном единственном моральном или эстетическом принципе. Второй – приверженцы одной центральной идеи, через призму которой они чувствуют, мыслят и воспринимают мир.

Людей второго типа Берлин относит к ежам, первого – к лисам. Ёж, как правило, имеет одну теорию, которая объясняет всё, но не терпит противоречащих ей идей и даже фактов. Лисы, напротив, не только признают многообразие, но и готовы принимать других людей с их мнениями и не испытывают потребности встраивать всё происходящее в унитарную, иногда доходящую до фанатизма концепцию. Платон, Гегель, Достоевский и Ницше, по Берлину, относятся к ежам. Аристотель, Монтень, Пушкин и Джойс – к лисам. Толстой, полагает Берлин, это лис, который стремится быть ежом – так соотносятся между собой его литературный гений и морализаторская философская позиция. Этот конфликт отчетливо проявился, например, в «Войне и мире». Гениально описанное сложнейшее переплетение судеб, страстей и идей как бы перечеркивается его унитарной концепцией истории.

В нашем мире немодно не иметь собственную позицию, тем более, а может быть и потому, что у нас есть очень доступное средство ее высказать. Facebook — платформа для кратких перепалок — не помогает обсуждать сложные вопросы с различных точек зрения. Здесь даже сомневающиеся становятся немного ежами. Перепосты ангажированных ТВ-сюжетов с центральных каналов собирают десятки ура-комментариев, а инакомыслие подвергается немедленному остракизму. Несколько моих попыток вступить в дискуссию по ряду поводов доказали, что, во-первых, оппоненты в социальной сети явно не церемонятся друг с другом и могут запросто тебя оскорбить, а во-вторых, только еще больше замыкаются на своей точке зрения, что бы ты им ни отвечал. Происходит какая-то ежеподобная поляризация мнений, и это очень плохо.

Даниель Канеман пишет в Thinking Fast and Slow, что политические и бизнес-прогнозы по статистике оказываются верными не чаще, чем если бы их делали с помощью подбрасывания монетки. Однако телевидение приглашает выступать на ток-шоу как правило тех, кого можно отнести к ежам – политиков и бизнесменов, уверенных в правоте своей концепции. Лисы с их сложным мировоззрением и недостаточной уверенностью в собственной правоте не так популярны, хотя, как правило, более реалистичны. В результате, мы живем в мире, где царят жесткие предсказания ежей-унитарианцев, которые не прогнозируют, а провоцируют еще более жесткую политическую реальность.

В уже стареньком фильме «Здесь курят» главный герой Ник Нейлор — лоббист от табачной индустрии, отбивающийся от критики в свой адрес всеми правдами и неправдами, объясняет 12-летнему сыну, почему быть лоббистом может не каждый. Он говорит: «Не все обладают необходимой моральной гибкостью». Считается, что моральная гибкость это плохо. Но это не всегда так. Чтобы убеждать, чтобы вести конструктивный диалог, чтобы не обижать собеседника, важно учиться смотреть на мир его глазами, пользоваться его аргументами. Особенно если ваша цель – не опрокинуть оппонента, а найти общее и договориться. Хороший коммуникатор должен уметь быть лисом.

Но, как следует из замечания Канемана, аудитории больше нравится твердость позиции ежа. Как же быть?

Возможно, последовать примеру Толстого. Быть лисом, когда исследуешь предмет, чтобы учитывать несколько точек зрения и лучше понимать аудиторию. И прикидываться ежом, чтобы уверенно заявлять свою.

Григорий Огибин

Эксперт Vera Via

go-beard

Иллюстрация: Guido Reni, Lotta di putti, Galleria Doria-Pamphili, Rome

Подружитесь с нами в соцсетях

Фёдор Рагин

Анастасия Сербинова
Яндекс.Метрика